Бехтерев Владимир Михайлович
В.М.Бехтерев
1857-1927
О ВЛИЯНИИ КОРЫ БОЛЬШОГО МОЗГА НА АКТ ГЛОТАНИЯ И НА ДЫХАНИЕ
  (5079 прочтений)
Проф. В. М. Бехтерев и д-р П. А. Останков

Сколько нам известно, в литературе имеются лишь крайне скудные указания относительно влияния коры большого мозга на акт глотания. Хотя глотание возможно и в бессознательном состоянии, а равно и после разрушения большого мозга, мозжечка и варолиева моста (1), но вместе с этим, конечно, не устраняется и возможность влияния коры большого мозга на акт глотания, которое представляется более чем вероятным не только ввиду участия нашей воли в глотательном акте, но и ввиду непосредственного вызывания глотательных движений вкусовыми представлениями.
Рефлекторный глотательный центр продолговатого мозга, по Ландуа, помещается на дне четвертого желудочка. Более точное топографическое описание этого центра мы имеем в работе Макса Марквальда «О распространении возбуждения и задержки с центра глотания на центр дыхания» (2). «С целью более точного определения положения центра глотания,— пишет Марквальд,— я делал ряд поперечных перерезок на различных уровнях продолговатого мозга, разрушая вместе с тем отдельные части мозга. Отделение продолговатого мозга на высоте tubercula acustica прерывает связь между двигательным путем trigeminus и глотательным центром, причем уничтожается первый отдел глотательного акта — сокращение m. mylohyoidei, в то время как самое глотание еще возможно; если же с перерезкой итти далее, приближаясь к вершинам alae cinerae, то мы достигнем уровня, по отделении которого глотание не вызывается ни раздражением мягкого неба, ни раздражением n. laryngei superioris; гортань, глотка и пищевод лишаются движения, и глотательный акт уничтожается, в то время как дыхание остается неизмененным».
Только что указанный рефлекторный глотательный, центр возбуждается, по Ландуа, при посредстве чувствующих ветвей рта, неба и зева (2 и 3 ветви n. trigemini, glossopharyngeus и чувствующие волокна vagi); центробежный же его путь лежит в двигательных ветвях глоточного сплетения.

В настоящем кратком сообщении мы коснемся лишь влияния коры большого мозга на акт глотания. В этом отношении заслуживают внимания указания, содержащиеся в работе Краузе (3), который при раздражении слабым током gyr. praefrontalis теменной доли в «своем вниз направленном побеге» получал повторные глотательные движения, сокращения передней мускулатуры шеи с поднятием гортани, мягкого неба, сжимателей глотки, задней части спинки языка и arcus palato-glossi. В вышеназванной части мозговой коры, по автору, содержится область чувствующей сферы как для передней мускулатуры шеи, так и для движений гортани и глотки. При этом нелишне заметить, что при удалении этой части коры, как и следовало ожидать, не обнаруживалось никаких расстройств в глотательных движениях.

При своих опытах мы пользовались методом, близким к тому, который применялся при исследовании различных вопросов, касающихся акта глотания, Г. Кронекером и С. Мельцером (4). Собаке, наркотизированной смесью хлороформа с эфиром, вводился в полость глотки тонкий резиновый баллон, навязанный на конец обыкновенного желудочного зонда. Животное предварительно было трахеотомировано на случай искусственного дыхания. Баллон вводился в пищевод и затем, путем обратного движения (для лучшего расправления баллона), помещался при верхнем его конце. Другой конец желудочного зонда после предварительного наполнения его вместе с баллоном водой соединялся с водяным манометром, второе колено которого связывалось с воздушным мареевским прибором. Таким образом, перо последнего и отмечало толчки и давление, испытываемое баллоном при глотательных движениях животного в течение опытов.

Что касается остальной обстановки последних, то она состояла в том, что после введения баллона в верхний конец пищевода мы трепанировали животному переднюю часть черепной покрышки, после чего твердая мозговая оболочка разрывалась крестообразно и отворачивалась на края костной раны. Для раздражения мозговой коры мы пользовались двумя тонкими изолированными электродами санного аппарата Дюбуа-Реймона с элементом Грене.

Поставленные нами опыты дали следующие результаты.
Раздражая различные участки корковой поверхности мозга у собаки, первоначально мы не получали никаких результатов, т. е. вовсе не замечали движений рычага мареевского прибора; но уже в первый же день исследования (в начале июля 1893 года) мы имели возможность отметить область коры, вблизи переднего края второй борозды (считая снутри), при раздражении которой получалась вполне ясно выраженная кривая глотательного акта (рис. 1). Во всех других исследованных нами случаях область эта всегда занимала тождественное положение на мозговой поверхности как того, так и другого полушария. При этом считаем нужным заметить, что при раздражении вышеуказанной области коры не только получалась кривая глотательного движения, но и ad oculos можно было убедиться, что животное производило глотание, тем более что последнее обыкновенно сопровождалось характеристичным звуком. При перемещении электродов на соседние участки мозговой поверхности эффект быстро исчезал.

Open in new window

Рис. 1

Что касается более точной локализации открытого нами глотательного центра, то наши опыты показывают, что он расположен на передне м отделе второй извилины, кнаружи от сигмовидной извилины, у самого переднего конца второй борозды (см. а на рис. 2). Если борозду sulci cruciati мысленно продолжить далее кнаружи, то эта линия проходит как раз через ту область, которая содержит глотательный центр. Последний находится, таким образом, в ближайшем соседстве с открытыми Ферье центрами для движений углов рта, для движения челюстей и языка и с так называемым «ротовым центром» (Mundzentrum), служащим для открывания рта и передвижения языка (по Ферье). Мы убедились, кроме того, что в непосредственном соседстве с открытым нами глотательным центром помещается и выдыхательный центр (см. ниже). Раздражением основных частей мозга также удается вызвать глотательный акт. Так, в наших опытах при погружении электродов в область зрительного бугра после предварительного удаления большей части полушария вызывались с постоянством глотательные движения. Кроме того, в одном случае при раздражении основных частей мозга тем же способом нам удалось вызвать весьма бурное рвотное движение. Нам остается еще упомянуть, что глотательный акт в наших опытах вызывался и рефлекторно электрическим раздражением центрального конца n. vagi, и твердой мозговой оболочки. Даже механическое раздражение последней с помощью губки с постоянством вызывало глотательные движения. Здесь же считаем нужным сказать несколько слов и относительно полученных при наших опытах данных, относящихся до влияния мозговой коры на дыхание.

Open in new window

Рис. 2

Как известно, вопрос о влиянии мозговой коры на дыхание Франсуа Франком разрешался таким образом, что «любой пункт двигательной области мозговой коры при достаточно сильном раздражении и известной продолжительности последнего дает тот или другой эффект в изменении дыхательных движений»; другими словами, что «вся двигательная область оказывает равномерное влияние на дыхание». Однако большинство позднейших исследователей склоняется к тому взгляду, что для дыхательных движений имеются особые корковые центры. Так, один из нас (проф. В. М. Бехтерев) в своем труде «Физиология двигательной области мозговой коры», начавшем выходить еще в 1886 г., между прочим замечает, что у всех животных с двигательной области мозговой коры удается вызвать резкий эффект на дыхание; не удавалось лишь точно определить положение точки, действующей на дыхательные мышцы у того или другого животного (5). Позднее работами Мунка, Унферрихтa, Преображенского и др. на коре животных уже отмечаются центры, при раздражении которых получался резкий эффект на дыхание. Унферрихт, например, пишет, что «раздражение третьей извилины, помеле, и второй, по Ландуа, у собак в одном месте, а именно кнаружи от центра для m. orbicularis, производит с постоянством замедление дыхания, причем продолжительность выдыхательной паузы удлиняется.

Преображенский (6) у кошек вызывал выдыхательную остановку дыхания, если раздражение производилось в области самого переднего и в то же время бокового или наружного отдела борозды, отделяющей вторую от третьей извилины; ему удалось определить также центр, с которого вызывался вдыхательный столбняк диафрагмы. У собак, однако, он не мог определить положение вдыхательного центра, хотя в отдельных случаях с различных мест он получал или ускорение, или замедление дыхания.
В наших опытах, производимых над собаками, мы получали резкое учащение дыхания с удлинением выдыхательной фазы каждый раз при раздражении самого переднего конца второйизвилины (по Ландуа), непосредственно над открытым нами центром глотательных движений. Это учащение дыхания тотчас же прекращалось, как только электроды отнимались от мозговой поверхности, и затем вновь возобновлялось вместе с приложением электродов к мозговой коре. В последнем случае нередко вслед за выдыхательной одышкой непосредственно следовал и глотательный акт, что само по себе служит доказательством ближайшего соседства центра для глотательных движений с центром, производящим выдыхательные движения.



1. Landois L., Lehrbuch der Physiologie des Menschen, 1889.

2. Marckwald, Ueber die Ausbreitung der Erregung und Hemmung vom Schluckzentrum auf das Atemzentrum. Separat. Abdr. aus. der Zschr. f. Biologic, Bd. XXV, Hft. VII, S. 46 — 47.

3. К г a u s e, Du Bois-Reymond's Acrh. f. Anat. u. Physiol., 1884, S. 203.

4. Kronecker H. und Meltzer S., Der Schluckmechanis-mus, seine Erregung und seine Hemmung, Arch, fur Anatom. und Physiologie, 1883; Ueber den Schluckmechanismus und dessen nervose Hemmungen, Monatbericht der Konigl. Akadem. der Wissenschaften zu Berlin, 1881.

5. Бехтерев В. М., Физиология двигательной области мозговой хоры, Архив психиатрии и пр. за 1886—1887 гг.

6. Преображенский С., Ueber Atmungszentruminder Hirnrinde, Wiener klin. Wschr., 1890, № 41—43.
Оглавление :: Версия для печати



www.psychoreanimatology.org
администрирование проекта www.antipin.com

© 2006-2017 bekhterev.net

[email protected]



Поиск по сайту


Содержание


Статистика сайта