Бехтерев Владимир Михайлович
В.М.Бехтерев
1857-1927
В.М.Бехтерев в клиниках Западной Европы
  (5648 прочтений)
Д.М. Менделевич (Казань)


Молодой доктор медицины, приват-доцент Военно-медицинской академии Владимир Михайлович Бехтерев выехал в заграничную научную командировку из Санкт-Петербурга весной 1884 г. По данным А.С. Никифорова Бехтерев выехал из столицы 1 июня 1884г. Первой его остановкой был Берлин. План работы в клиниках Европы В.М. Бехтеревым был составлен заранее. Хотя автор его понимал, что в процессе поездки могут возникнуть изменения. По-существу, В.М. Бехтерев предполагал повторить путь своего учителя, который в промежуток времени с 1872 по 1875 годы дважды побывал в научных командировках в Европе и поработал в клиниках К. Вестфаля (Берлин), Ж. Шарко (Париж), Т. Мейнерта (Вена). Аналогичный путь совершали и другие молодые ученые из Медико-хирургической академии.

В Берлинском Университете неврологической клиникой с 1869 года руководил Карл Вестфаль – широко известный в европейских кругах невропатолог и психиатр. Его исследования в области клиники прогрессивного паралича, описания в 1871 году специфического симптома спинной сухотки в виде отсутствия коленного рефлекса, названного впоследствии его именем, сделали К. Вестфаля знаменитым. Не менее важными были и его исследования в области психиатрии. Он впервые описал острые формы первичного помешательства. В.М. Бехтерев еще в Петербурге читал доклад К. Вестфаля на Гамбургском съезде естествоиспытателей об острой паранойе. Молодому ученому были известны и другие работы К. Вестфаля, в частности по клиническим проявлениям навязчивых состояний. К. Вестфаль в своих исследованиях продолжал разрабатывать взгляды своего великого учителя – Гризингера, основоположника патологоанатомического направления в психиатрии. Гризингер учил, что в основе всякого психоза лежит патологоанатомический процесс и искать его надо «в мозге и только в мозге».

Карл Вестфаль
Карл Вестфаль

В.М. Бехтереву были близки эти взгляды, и он охотно стал знакомиться с постановкой работы и исследований в неврологической клинике Берлинского университета. Близкие отношения у Владимира Михайловича завязались с профессором К. Менделем, в лаборатории которого он и проводил большую часть времени. Ни тот, ни другой в то время даже предположить не могли, что 20 лет спустя их фамилии окажутся рядом. В1904 году каждый из них, независимо друг от друга описывает новый сгибательный рефлекс при спастических параличах. При перкуссии спинки стопы в области кубовидной или латеральных костей плюсны наблюдалось повышенное сгибание пальцев. Наряду с патологическими рефлексами Бабинского, Оппенгейма, Россолимо, вновь описанный феномен, названный рефлексом Менделя-Бехтерева, указывает на поражение пирамидных путей.
Из блестящих лекций К. Вестфаля и при личных беседах В.М. Бехтерев почерпнул для себя много важного и полезного для своих будущих исследований. К. Вестфаль тоже обратил внимание на способного молодого ученого из России и, будучи основателем и редактором журнала «Archiv fur Psychiatric und Nervenkrakheiten» предложил В.М. Бехтереву присылать для опубликования свои новые работы, чем Владимир Михайлович не преминул воспользоваться. Так уже будучи в Казани, В.М. Бехтерев не один раз опубликовывал в этом журнале результаты своих исследований.
В Берлинском Университете В.М. Бехтерев не ограничивает свою работу лишь клиникой Вестфаля. Там же он посещает кафедру физиологии, которой заведовал ординарный профессор Эмиль Дюбуа-Реймон, прославившийся исследованиями в области животного электричества.

Эмиль Дюбуа-Реймон
Эмиль Дюбуа-Реймон

Эти работы проводились методами физической физиологии, для чего Э. Дюбуа-Реймон создал целую серию специальных приборов и аппаратов. В.М. Бехтерева в этом физиологическом институте особенно интересовали исследования профессора Гуго Кронекера, который в эти годы изучал нервный центр, управляющий координацией желудочков.
В Берлине, несмотря на короткий период пребывания, В.М. Бехтерев еще более убедился в правоте взглядов своего учителя проф. И.П. Мержеевского о неразрывной связи невропатологии и психиатрии, о неразделимости этих дисциплин.

Как пишет В.П. Осипов, «пытливый ум Бехтерева заставил его искать новых путей в науке, что привело его в Лейпциг к проф. Флексигу». Иную трактовку отъезда В.М. Бехтерева из Берлина дает А.Г. Чудиновский. Владимиру Михайловичу хотелось бы поработать в Берлине подольше, но в связи с распоряжением канцлера Бисмарка пребывание иностранцев в столице ограничивалось шестью неделями и поэтому через 1,5 месяца Бехтерев из Берлина уезжает в Лейпциг.

Пауль Флексиг
Пауль Флексиг

Нам не известно, какая из этих версий соответствует действительности, но не исключаем, что обе они могут не противоречить друг другу. Сам же В.М. Бехтерев по этому поводу пишет: «К этому времени был только что опубликован проф. Вейгертом особый способ окраски мякотных волокон… Это дало мне мысль широко использовать новый для того времени эмбриологический метод в целях изучения проводящих путей мозга, о чем я мечтал еще с первого своего шага вступления в клинику нервных и душевных болезней. В силу этого я переселился из Берлина в Лейпциг к профессору Флексигу».

Карл Вейгерт – один из крупных немецких патологов, ассистент проф. Конгейма. Его основные работы посвящены патологической анатомии туберкулёза, оспы, дифтерии. Но наибольшей славой пользуется имя К. Вейгерта в области микроскопической техники. Им первым были созданы и разработаны методы элективной окраски фибрина, миелина, нервных волокон, эластической ткани. Этим он открыл целую эпоху в деле изучения гистологии нормальных и патологических тканей, особенно нервной системы.
Итак, из Берлина В.М. Бехтерев переезжает в Лейпциг к проф. П. Флексигу. Работа в клинике Флексига оказалась крайне плодотворной и важной для дальнейшего научного пути В.М. Бехтерева.

Имя Пауля Флексига среди невропатологов и психиатров было известно еще до того как он стал руководить собственной клиникой, которую он возглавил и получил профессорское звание лишь в 1882 году, то есть за два года до приезда В.М. Бехтерева. Его исследования, проведенные еще в 70-х годах XІX столетия, когда П. Флексиг работал ассистентом патологического института у профессора Е. Вагнера были посвящены изучению центральной нервной системы. Он ввел в практику метод изучения горизонтальных срезов мозговой ткани, получивший название «способ Флексига». С помощью миэлогенетического метода он описал ход пирамидных путей мозга и сделал множество других выдающихся анатомических открытий.

Дом, в котором В.М. Бехтерев снимал комнату в Лейпциге<br />(фото предоставлено А.В. Ивановым)

Дом, в котором В.М. Бехтерев снимал комнату в Лейпциге
(фото предоставлено А.В. Ивановым)

В.М. Бехтерев, сняв в Лейпциге квартиру на Carolinesstasse, 11, приступил к изучению новых для него методов исследования мозга. Живя в Лейпциге, он публикует в трудах «Королевского саксонского научного общества» сообщение о структуре петлевого слоя моста головного мозга.

Карл Людвиг
Карл Людвиг
Если у П. Флексига В.М. Бехтерев изучал анатомию мозга, применяя эмбриологический метод исследования проводящих путей, то в тот же период времени он в институте профессора Карла Людвига постигал физиологические методы исследования центральной нервной системы. Всего в Лейпциге Бехтерев написал 6 научных статей. Карл Людвиг – один из выдающихся физиологов XІX века. Он с 1865 года и до конца жизни являлся профессором физиологии в Лейпциге. Институту, в котором он работал, в последствии было присвоено имя Карла Людвига. По высказыванию И.М. Сеченова, «К. Людвига следует считать родоначальником физиологии в России второй половины 19 века». Это связано с тем, что школу К. Людвига прошли многие крупные российские ученые. К. Людвиг был рьяным сторонником внедрения в физиологию точных методов исследования.

Вундт Вильгельм Макс
Вундт Вильгельм Макс

В течение зимы 1884/85 г.г. В.М. Бехтерев посещал семинар знаменитого немецкого психолога и философа Вильгельма Макса Вундта, который в Лейпциге занимал должность директора института экспериментальной психологии. В 1879 году Вундт основывает при институте первую в мире лабораторию экспериментальной психологии. « Психология, – писал В. Вундт, – поскольку она существует как естественная наука, почти всецело лежит в области экспериментальных и измерительных изысканий.

Список участников семинара Вундта (фото предоставлено А.В. Ивановым)

Список участников семинара Вундта (фото предоставлено А.В. Ивановым).

Учеба и работа в лабораториях П. Флексига, занятия у К. Людвига и В. Вундта складывались на редкость удачно, чему в немалой степени способствовала поразительная работоспособность молодого ученого, проводившего в клиниках большую часть суток. Он уже видел ощутимые в препаратах плоды своего труда и в то же время четко представлял себе, что еще необходимо сделать. Огромные планы должны были воплотиться в жизнь, но для их завершения требовалось время. А вот времени у В.М. Бехтерева катастрофически не хватало.

Дело в том, что еще до командировки в Европу, как раз в то время, когда решался вопрос о его поездке, В.М. Бехтерев получил предложение занять кафедру нервных и психических болезней в Императорском Казанском Университете. Рекомендации Министру Народного Просвещения были даны учителем В.М. Бехтерева проф. И.П. Мержеевским. Но отказываться от поездки за границу В.М.Бехтерев не хотел. Он дал согласие занять кафедру в Казани, но лишь со следующего учебного года, чтобы не срывать поездку за рубеж. В.М. Бехтерев надеялся, что за время его отсутствия, возможно, найдут для Казанского Университета другого кандидата на профессорское место. Но так не произошло. Будучи в Лейпциге В.М. Бехтерев получает за подписью Министра Народного Просвещения Делянова новое приглашение занять кафедру в Казани.

Находясь в сложной ситуации, он решается на переписку с проф. Василием Марковичем Флоринским, бывшим в это время заведующим кафедрой акушерства и женских болезней в Императорском Казанском Университете.
В.М. Флоринский был достаточно известен в Российских медицинских кругах не столько как специалист по женским болезням, сколько по организаторской и административной работе. В 1873 году В.М. Флоринский назначается членом Ученого Комитета Министерства Народного Просвещения, а через два года – в 1875 году – членом комиссии по пересмотру Устава Российских Университетов. Погрузившись в эту работу, он даже оставил преподавательскую деятельность в Медико – Хирургической академии. В 1877 году В.М. Флоринский избирается ординарным профессором Казанского Университета. Однако его постоянно отвлекали от работы по специальности. Вот именно к этому человеку и решил обратиться за советом в трудное время В.М. Бехтерев.

Письмо В.М. Бехтерева В.М. Флоринскому
Письмо В.М. Бехтерева В.М. Флоринскому
Текст его писем приводим полностью

Письмо №1.
Лейпциг 25 октября 1884
Глубокоуважаемый Василий Маркович
Кратковременное и лестное для меня знакомство с Вами во время пребывания Вашего прошедшей весной в Петербурге даёт мне смелость написать Вам по поводу моего дела относительно кафедры при Казанском университете.
По совету Николая Осиповича Ковалевского я отослал недавно докладную записку (с моим curriculum vitae) в Министерство с просьбой об направлении меня на имеющуюся свободную кафедру по психиатрии и нервным болезням в Казани. Из адресованного мне на это дело письма проф. Мержеевского в Петербург, я узнал, что Министерство направило его к начальнику Военно-Медицинской академии по этому поводу, и что отзыв обо мне уже послан в Министерство. Вместе с тем встречно запрос был сделан и попечителю Казанского округа. Если последний даст также благоприятный обо мне отзыв, то надо думать, что разрешение вопроса о замещении кафедры не заставит себя долго ждать. Между тем мне лично было крайне желательно (о чем я писал также и Николаю Осиповичу) остаться жить заграницей еще в течении настоящей зимы. След. в случае благоприятного для меня решения я мог бы начать чтение лекций только с начала будущего учебного года.
Остаться здесь за границей еще на некоторое время меня естественно побуждает желание покончить с начатыми здесь научными занятиями, для чего потребуется по крайней мере несколько месяцев. Но я не знаю под каким видом согласно новому Уставу я мог бы остаться здесь для своих научных занятий, т.е. возможен ли напр. отпуск с сохранением содержания с каким сроком и каким образом можно будет иметь его по новому уставу.
Не подадите Вы мне, глубокоуважаемый Василий Маркович, добрый совет, как мне было бы лучше поступить в данном случае.
От всей души прошу извинить за излишнее беспокойство, которое могу причинить Вам своей просьбой.
Пользуюсь вместе с тем случаем выразить Вам, глубокоуважаемый Василий Маркович, мою искреннюю благодарность за Ваше благорасположение ко мне и за проявленное Ваше содействие в моем деле.
С особенным к Вам почтением и полный преданности
В. Бехтерев.

Письмо №2.
Глубокоуважаемый Василий Маркович,
Ещё когда не получил от Вас письма (так как мне казалось что дело не терпит долгого отлагательства) я послал в Министерство вторую докладную записку в которой просил Министра в случае предоставления мне кафедры душевных и нервных болезней в Казанском университете разрешить мне заграничную командировку (для окончания начатых мною здесь научных исследований) до августа 1885 года.
Вместе с тем я просил об открытии при названной кафедре в г.Казани клинического отделения нервнобольных с научным кабинетом при нем, приспособленным для исследований в области нервной системы. Мотивами этой последней просьбы я выставил разумеется то обстоятельство, что требуемое уставом систематическое и клиническое преподавание нервных болезней является крайне затруднительным (или почти немыслимым) без пользования клиникой. Я припоминаю себе из Ваших слов что там в Казани (по крайней мере одно время) существовала мысль об устройстве нервного отделения. Теперь же, когда заведение для душевнобольных находиться не в руках преподавателя открытие нервной клиники при кафедре душевн. и нервн. бол. мне кажется положительно необходимой. Так как я просил министра известить меня о последующем решении по поводу изложенного в докладной записке раньше возможного назначения меня на должность в Казанский университет, то я предполагаю, что прежде всего по этому поводу возникнет переписка Министерства с попечителем, по крайней мере можно думать, что Министерство снесется с попечителем или запросит его. В виду этого я осмеливаюсь беспокоить Вас, глубокоуважаемый Василий Маркович, своею просьбою при случае заявить попечителю о моих желаниях и выяснить пред ним необходимость открытия при кафедре нервных и душевных болезней клинического отделения для нервных больных. Считаю своим долгом от всей души поблагодарить Вас за то содействие, которые Вы мне оказываете в настоящем деле.
С искренним к Вам почтением и полной преданностью
В. Бехтерев.
Лейпциг 16/4 ноября 1884
Адрес: Leipzig. Carolinestrasse, 11.


В то время, когда в России 23 августа 1884 года Императором Александром III был утверждён новый Университетский устав, В.М. Бехтерев находился в заграничной командировке и не мог детально ознакомиться с содержанием Устава. Желание продлить свое пребывание в зарубежных клиниках, как мы видим, и привело его к переписке с проф. В.М. Флоринским с целью получить ответы на ряд интересующих В.М. Бехтерева вопросов о том, как ему поступить. В своей «Автобиографии» В.М. Бехтерев пишет, что он «решил отказаться от профессуры… и формальный отказ предпочел заменить неприемлемыми условиями». «Я сообщил, что согласиться на профессуру в Казани я мог бы лишь в том случае, если бы была устроена в Казани специальная клиника, которой в то время еще не было, чтобы была устроена и оборудована особая лаборатория, которой также не было, чтобы учреждена была новая не существовавшая ранее должность ассистента и, кроме того, так как я нахожусь в заграничной командировке, то чтобы мне была предоставлена ранее всего командировка от министерства народного просвещения за границу. Считая, что таким ответом я совершенно сжигаю себе корабли по отношению к профессуре, я вполне успокоился, продолжая свою научную работу за границей. Но через некоторое время я получаю ответную бумагу, в которой сообщалось, что все заявленные мною требования удовлетворяются; что же касается заграничной командировки, то мне предоставили ее сохранить…, а назначение последует к концу лета 1885 г.»

Об ответных письмах (или письме) В.М. Флоринского В.М. Бехтереву нам ничего неизвестно.
Время командировки в зарубежные клиники неумолимо заканчивалось, а планы В.М. Бехтерева еще не все были выполнены. Это объяснялось в основном тем, что в Лейпциге у П. Флексига он задержался дольше намеченного. Но Владимир Михайлович об этом не жалел. Он так много получил в клинике П. Флексига и так многому научился, что всю последующую жизнь он называл П. Флексига своим учителем. Именно по предложения В.М. Бехтерева П. Флексиг был одним из первых избран Почетным членом Казанского общества невропатологов и психиатров. В работе В.М. Бехтерева: «Проводящие пути мозга» есть следующее посвящение: «Глубокоуважаемому профессору P. Flechsig, директору психиатрической клиники в Лейпциге посвящает свой труд автор».

Весной 1885 года В.М. Бехтерев переезжает из Лейпцига в Париж для посещения одного из старейших психиатрических учреждений ― больницы Сальпетриер. В то время одним из отделений больницы заведовал Жан Мартин Шарко ― знаменитый французский невропатолог. При отделении он создал патологоанатомическую лабораторию, работая в которой обогатил неврологию рядом открытий.

Жан Мартин Шарко
Жан Мартин Шарко

В частности Ж. Шарко создал учения о рассеянном склерозе, боковом амиотрофическом склерозе. Много времени Ж. Шарко посвятил изучению истерии и гипноза. В.М. Бехтерев на встрече с профессором (как он пишет в автобиографии) продемонстрировал свои препараты мозга, сделанные в Лейпциге с использованием эмбриологического метода. Препараты крайне заинтересовали знаменитого клинициста и методом и «ярким выделением проводящих путей». Со своей стороны Ж. Шарко на одной из своих пациенток показал в гипнотическом внушении возможность вызвать явления повышенной нервно-мышечной возбудимости. Под руководством Ж. Шарко В.М. Бехтерев в совершенстве овладел методами гипноза. Последующие дни В.М. Бехтерев знакомился с работой патологоанатомической лаборатории и с состоянием психиатрической работы в больнице.

Возвращаясь из Парижа на родину Владимир Михайлович не мог не остановиться в Мюнхене и в Вене. В Мюнхене работал известный анатом и психиатр Бернард фон Гудден с публикациями которого В.М. Бехтерев познакомился еще в России, а в Лейпциге слышал о нем от П. Флексига. Б. Гудден еще в 70-х годах XIX века для исследования проводящих путей и центров слуховых и зрительных анализаторов разрушал у новорожденных животных воспринимающую часть аппаратов. Это приводило к недоразвитию соответствующих проводящих путей и центров мозга, которые и были зафиксированы Б. Гудденом. С помощью своего метода Б. Гуддену удалось выделить в мозге ранее неизвестные спайки и ядра. Бехтерев внимательно и с большим интересом ознакомился с результатами работ, показанных ему Б. Гудденом и в свою очередь объяснил как он этот метод собирается использовать в своих дальнейших исследованиях.

Бернард Фон Гудден
Бернард Фон Гудден

Последней остановкой в командировке В.М. Бехтерева была Вена. Здесь он познакомился с кафедрой психиатрии Венского Университета, которую уже 15 лет, с 1870 года возглавлял крупнейший невролог и психиатр Теодор Мейнерт. У него в 70-х годах XIX века учился и наставник Бехтерева по Военно-медицинской академии И.П. Мержеевский. Т. Мейнерт прекрасно владел микроскопическими методиками, так интересовавшими В.М. Бехтерева. Т. Мейнерту удалось сделать ряд открытий, среди которых можно выделить и прохождения ассоциативных и чувствительных путей в мозге. Многочисленные анатомо-гистологические новаторские исследования мозга поставили Т. Мейнерта в ряд основателей учения о цитоархитектонике мозга. Он создал свою знаменитую теорию о взаимодействии корковых и подкорковых функций. Если происходит, писал Т. Мейнерт, понижение кортикальных функций, то это приводит к повышению энергии субкортикальных структур. Так могут появиться галлюцинации, насильственные движения, эпилептические судороги.

Теодор Мейнерт
Теодор Мейнерт

Не вдаваясь здесь в критический анализ взглядов Т. Мейнерта и его умозрительной классификации душевных расстройств, можно сказать, что во времена В.М. Бехтерева это было новаторским прорывом, попыткой с помощью микроскопической техники объяснить психическую патологию, «перевести на анатомический язык все психологические и психопатологические процессы».
К Т. Мейнерту приезжали учёные со всей Европы и никому он не отказывал в своих консультациях. Главное, считал Т. Мейнерт, чтобы у приезжающих были свои идеи. В этом отношении В.М. Бехтерев был на высоте. Беседы с Т. Мейнертом и ознакомление с гистологическими препаратами еще более вдохновили Владимира Михайловича и убедили в правильности напраления, которое он выбрал для своих дальнейших исследований. В приподнятом настроении В.М. Бехтерев вернулся в Петербург, откуда отчитавшись за командировку направился, к своему новому месту службы – в Казань.

Казанский Императорский Университет

Казанский Императорский Университет

Огромное влияние на научную и общественную жизнь России и стран Европы оказали Московский и Казанский университеты, старейшие центры прогрессивной мысли. В стенах столь известных учебных заведений высочайшего развития достигла отечественная клиническая медицина, появились оригинальные научные направления и школы, был заложен фундамент современной клинической неврологии и психиатрии. Долгое время ведущими центрами отечественной психоневрологии были созданные впервые в мире кафедры нервных и душевных болезней медицинских факультетов Московского и Казанского университетов и петербургской Медико-Хирургической Академии, взрастившие плеяду учёных с мировыми именами.

У истоков Казанской психоневрологической школы в конце XIX и первой половине XX века стояли профессора В.М. Бехтерев, Л.О. Даркшевич, В.П. Осипов, Т.И. Юдин, Л.И. Омороков и другие видные ученые – с их именами неразрывно связан расцвет отечественной психоневрологии.

Храм в селе Бехтерево, где был крещен В.М. Бехтерев

Храм в селе Бехтерево, где был крещен В.М. Бехтерев
(фото А.Г. Комиссарова).

Среди них особое место принадлежит выдающемуся творцу отечественной медицинской науки и практики, корифею психиатрии и неврологии Владимиру Михайловичу Бехтереву.
Жизненный и творческий путь В.М. Бехтерева – это яркая эпоха созидательной научной и общественной деятельности врача и ученого. Его становление как выдающегося исследователя совпало с бурным развитием теоретической и клинической психоневрологии.


Выписка из Метрической книги за 1854г.

Выписка из Метрической книги за 1854г.

В.М. Бехтерев родился в семье станового пристава 19 января 1857 г. в селе Сарали (ныне село Бехтерево Республики Татарстан), расположенном в восьми верстах от Елабуги Вятской губернии, где прошли его детство и юность.

Храмовая надпись на Петропавловской церкви села Бехтерево

Храмовая надпись на Петропавловской церкви села Бехтерево, в которой указано, что в ней 23 января 1857 года был крещен В.М. Бехтерев (фото А.Г.Комисарова).

Закончив семь классов Вятской гимназии, Владимир уезжает в Петербург и в 16 лет становится студентом Медико-хирургической академии. В 1878 г. В.М. Бехтерева как одаренного выпускника академии по его личной инициативе оставляют для изучения нервных и душевных болезней при клинике проф. И.П. Мержеевского. Через три года в 1881 г. он защищает докторскую диссертацию и по предложению своего руководителя избирается приват-доцентом Петербургской медико-хирургической академии по кафедре пихиатрии. В 1884 г. Министерство Народного Просвещения назначает молодого 27-летнего ученого, уже заслужившего признание отечественных и зарубежных коллег, профессором Казанского университета на кафедру душевных болезней. Однако занять эту должность он временно отказался, так как в этот же период выиграл конкурс на заграничную командировку. Любопытно, что в этом конкурсе вместе с В.М. Бехтеревым участвовали еще двое молодых ученых – С.В. Левашов и И.П. Павлов.

Шестнадцать месяцев, проведенных В.М. Бехтеревым за границей, можно приравнять, пожалуй, к нескольким годам жизни, а числа посещенных им знаменитых клиник и лабораторий, объема проведенных исследований хватило бы на несколько человек. Список публикаций за 1885 г. включает 17 работ, из них 5 – на немецком языке. В.М. Бехтерев познакомился с постановкой клинического дела по нервным и душевным болезням у проф. К. Вестфаля и Менделя в Берлине, у Ж. Шарко в Париже, работал в физиологическом институте Дюбуа-Реймона в Берлине, лаборатории П. Флексига, институте К. Людвига в Лейпциге, участвовал в семинаре по экспериментальной психологии проф. В. Вундта, побывал в лабораториях анатома и психиатра Б. Гуддена в Мюнхене, у знатока мозга Т. Мейнерта в Вене. Столь многогранная исследовательская работа была определена самим В.М. Бехтеревым и отражала его интересы в области морфологии, физиологии нервной системы, а также клиники нервных и психических болезней. Пройдя стажировку в Европе, он сконцентрировал и синтезировал в себе достижения и исследовательские методы применительно к различным научным дисциплинам и прибыл в Казань с ясным представлением о необходимости и путях объединения всех наук о мозге.

Будучи за границей, В.М.Бехтерев получил вторичное приглашение в Казань уже от министра Делянова и вновь решил отказаться от профессуры: «... формальный отказ по некоторым соображениям, – вспоминал в последующем В.М.Бехтерев, – я предпочел заменить неприемлемыми, как мне казалось, условиями с моей стороны ... Я сообщил, что согласиться на профессуру в Казани я мог бы лишь в том случае, если бы была устроена в Казани специальная клиника, которой в то время еще не было, чтобы была устроена и оборудована особая лаборатория, которой также не было, чтобы учреждена была новая не существовавшая ранее должность ассистента... Считая, что таким ответом я совершенно сжигаю себе корабли по отношению к профессуре, я вполне успокоился, продолжая свою научную работу за границей. Но через некоторое время я получаю ответную бумагу, в которой сообщалось, что все заявленные мною требования удовлетворяются". В начале осени 1885 г. В.М. Бехтерев с семьей обустроился в Казани.

Профессор В.М. Бехтерев
Профессор В.М. Бехтерев

Когда В.М. Бехтерев возглавил кафедру, проблема всестороннего изучения мозга была первоочередной задачей в области биологии и медицины. Ее разработкой широко занимались морфологи и физиологи, зоологи и психологи. Уже с 1860-х гг. в этих исследованиях самое активное участие принимали казанские ученые: физиологи Н.О. Ковалевский и H.A. Миславский, гистолог К.А. Арнштейн, биохимик А.Я. Данилевский, фармаколог И.М. Догель, зоолог Н.П. Вагнер, гигиенист А.И. Якобий. Физиологическая лаборатория, основанная в 1858 г. проф. Ф.В. Овсянниковым в Казанском университете, была одним из ведущих центров России и Европы по изучению локализации функций в стволе головного мозга. В 1885 г. Н.А. Миславский впервые доказал локализацию дыхательного центра в продолговатом мозге и описал его физиологическое значение. В 1886 г. была опубликована работа Н.О. Ковалевского «Современное состояние вопроса о мозговых извилинах», явившаяся заметным вкладом в учение об архитектонике коры головного мозга. В 70–80 гг. сложилась нейрогистологическая школа К.А. Арнштеина, усовершенствован метод окраски нервных структур метиленовым синим. По решению съезда еще в 1870 г. при Обществе естествоиспытателей Казанского университета было организовано специальное психофизиологическое отделение, задачей которого являлось развитие «физиологической (экспериментальной) психологии». Изучение сравнительной анатомии и эмбриологии нервной системы, а также тончайшего строения нервной системы, в особенности периферической, служили предметом специальных и обширных исследований, осуществляемых в гистологической и зоологической лабораториях при университете, большие возможности которых были по достоинству оценены В.М. Бехтеревым.

В.М. Бехтерев с сотрудниками кафедры психиатрии в Казани

Проф. В.М. Бехтерев с сотрудниками кафедры психиатрии в Казани

Весьма способствовало деятельности В.М. Бехтерева наличие в Казани образцовой по тем временам окружной психиатрической лечебницы, основанной в 1869 г. А.У. Фрезе. На 1 января 1885 в лечебнице (рассчитанной на 200 коек) находились 108 мужчин и 81 женщина, и она обслуживала несколько губерний. В те годы ее возглавлял Л.Ф. Рагозин – товарищ В.М. Бехтерева по работе в Петербурге. В Казани В.М. Бехтерев занялся в первую очередь организацией клинического преподавания психиатрии. С сентября 1885 г. его назначили консультантом лечебницы, а в декабре были утверждены «Правила для устройства госпитальной клиники в Казанской Окружной лечебнице», регулирующие отношение кафедры психиатрии и лечебницы.
В.М. Бехтерев не ограничивался преподаванием только в здании Университета и в Окружной лечебнице. Одновременно он демонстрировал студентам больных в военном госпитале (НАРТ ф.977, Совет, д.8498, л.1).

Постепенно налаживалась работа в Окружной лечебнице. Рядом с аудиторией, в которой В.М. Бехтерев читал лекции, ему отвели кабинет для научных и учебных целей. Часть мебели, аппаратуры и препаратов он перевёз из Университетской лаборатории в Окружную больницу. Научной работой стали заниматься не только студенты, но и врачи больницы.

В Казани Бехтерев много занимается частной практикой, ведет на дому приемы, лечит больных не только с психотическими расстройствами, но и с алкоголизмом, эпилепсией, неврозами. В Казани он создал новую психотерапевтическую методику, микстуру для лечения эпилепсии и других нервных болезней, проводил групповые сеансы гипноза при лечении больных алкоголизмом.
Кроме публикаций по фундаментальным исследованиям в психоневрологии, в Казани В.М. Бехтерев пишет работы и по клинической психиатрии. Он опубликовывает оригинальную классификацию психических болезней, даёт глубокий анализ психопатий, показав себя прекрасным клиницистом и судебно-психиатрическим экспертом, описывает случай галлюцинаторного психоза при поражении органа слуха и т.д.
Окружная лечебница являлась местом богатейшего клинического материала, используемого в исследованиях В.М. Бехтеревым и его сотрудниками, местом для тонких наблюдений, выделения ряда форм и симптомов болезней.

В 1892 В.М. Бехтерев наблюдал в Окружной Лечебнице случай своеобразного душевного расстройства, давший ему возможность тогда же выделить форму заболевания в виде периодической острой паранойи, как особого вида периодических психозов.
Эта форма паранойи, относящаяся к достаточно редким заболеваниям, была описана в психиатрической литературе того времени всего 3-4 авторами; одним из первых были В.М. Бехтерев и его ученик П.П. Останков.

Описывая это заболевание, В.М. Бехтерев делает ещё одно наблюдение, отмечая купирующее влияние рожистого процесса на приступы периодического душевного расстройства и, таким образом, становится одним из первых российских авторов, указавшего на благотворное влияние различных инфекций на течение некоторых психических заболеваний.

В 1890 г. В.М. Бехтерев делает в Окружной Лечебнице первые наблюдения над своеобразным расстройством акта глотания, которое описывает позднее под названием Dysphagia psychica. Он выделяет это страдание из всех остальных нарушений глотания (механические, воспалительные и т.д.) в особую категорию как функциональное расстройство глотания. По мнению В.М. Бехтерева, дело идет в этих случаях лишь о безотчетном страхе без каких-либо навязчивых идей, иногда же отмечается сочетание этих проявлений или, реже, преобладание навязчивых идей.

В.М. Бехтерев понимал Dysphagia psychica как проявление истерии и неврастении и рекомендовал в качестве лечебных средств гипноз, местную фарадизыцию и предложенную им смесь бромидов и черногорки. В Казани им, совместно с его учеником Н.Н. Реформаторским, дано описание психологических изменений при отравлении спорыньёй («Злая корча»). Одновременно В.М. Бехтеревым изучается наиболее трудный и актуальный вопрос в психиатрии и психологии – о сознании и его границах. Наиболее высокой степенью сознания В.М. Бехтерев полагает способность самопознания, утрата которой является первым признаком наступающего помрачения сознания.
В.М. Бехтерев был одним из пионеров гипнотерапии в России. Большое теоретическое и практическое значение имеют взгляды Бехтерева на применение различных видов психотерапии. Он справедливо утверждал, что гипноз, внушение и психотерапия применимы не только при функциональных заболеваниях нервной системы, таких как истерия и различные психоневрозы, но так же могут быть показаны при органических заболеваниях нервной системы, при которых имеют место психогенно обусловленные функциональные нарушения. Именно на них может быть оказано воздействие через внушение. Особенно интересны мысли В.М. Бехтерева о различных формах психотерапии, например, о внушении в состоянии бодрствования или мысленном внушении, а также о терапии через самовнушение. Им предложено лечение путем перевоспитания, упражнения, создания всякого рода новых идеалов и т.д.

В Казани оформилась первая научная школа В.М. Бехтерева. Его учениками были П.П. Останков, В.И. Левчаткин, И.К. Мейер, Н.Я. Смелов, Н.Н. Реформатский, Б.И. Воротынский, С.Д. Колотинкий, М.К. Валицкая, К.К. Васильев.

В своей деятельности В.М. Бехтерев исходил из единства наук о мозге, не проводя жесткой границы между клинической невропатологией и психиатрией, и его весьма привлекали диагностика и лечение нервных болезней. Однако идею В.М. Бехтерева о совместной работе казанский профессор-невропатолог Д.П. Сколозубов (Прим. – Проф. Д.П. Сколозубов, ученик проф. А.Я. Кожевникова, являлся первым заведующим кафедрой и директором клиники нервных болезней медицинского факультета Казанского университета. Как самостоятельное учреждение клиника и кафедра нервных болезней в Казани существуют с 1887 г. Первоначально она располагалась в университетской клинике, именовавшейся с 1900 г., с момента открытия «новых» клиник медицинского факультета на Арском поле «старой» клиникой. В 2007 г. кафедре неврологии и нейрохирургии Казанского медицинского университета исполнилось 120 лет со дня основания) принял холодно. Отношения между заведующими кафедрами не сложились.

С неврологическими больными В.М. Бехтерев работал вне клинической базы университета: в Казанском военном госпитале и Губернской земской больнице (ныне кардиологический диспансер), где при его участии были созданы неврологические отделения. Результаты работы в этих лечебных учреждениях нашли отражение во многих научных трудах В.М. Бехтерева по невропатологии. Из них наиболее известен материал «Одеревенелость позвоночника с искривлением его как особая форма заболевания», опубликованный в 1892 г. Спустя 5 лет Штрюмпель описал это заболевание как хроническое анкилозирующее воспаление позвоночника и крестцово-подвздошного сочленения, а еще через год Пьер Мари данную форму заболевания – поражение позвоночника с обязательным вовлечением в процесс тазобедренных и плечевых суставов – назвал «ризомелическим спондилезом». Утвердившееся эпонимное определение болезни Штрюмпель – Мари – Бехтерев неточно. Ее следует называть болезнью Бехтерева – Штрюмпеля – Мари, что будет соответствовать реальным фактам.
В Казани В.М. Бехтерев организовал (1886 г.) психофизиологическую лабораторию, которая была второй в Европе после лаборатории Вундта (Германия). В ней было 3 отдела: морфологический, физиологический и психологический, располагавшиеся в левом крыле главного здания университета рядом с кафедрой. Работать в лаборатории могли все желающие. Кроме сотрудников университета В.М. Бехтерев привлекал к исследованиям практических врачей Казани и студентов. Всего в лаборатории с 1886 по 1892 г. было выполнено не менее 30 исследований по анатомии, физиологии нервной системы и экспериментальной психологии. Одним из первых В.М. Бехтерев стал изучать мозг человека количественно, сконструировав множество оригинальных приборов: пнеймограф, рефлексометр, пружинный молоток для измерения коленных рефлексов, прибор для исследования звукопроницаемости черепных костей, приспособление для исследования волосковой чувствительности и др. Он создал модель проводящих путей и центров головного мозга, дав им трехмерное изображение, которая и поныне хранится в музее истории КГМУ. В Казани им разработан метод изучения сочетательно-двигательных рефлексов у животных и человека, открыт ряд нормальных и патологических рефлексов, названных его именем.

В Казани В.М. Бехтерев описал центральный пучок покрышки и вестибулярное ядро, носящее его имя. Методом раздражения и экстирпации отдельных участков мозга он в творческом союзе с Н.А. Миславским открыл корковые центры, в том числе теплорегуляции, сердечно-сосудистой системы, желудочно-кишечного тракта, печени, почек, мочевого пузыря и половых органов. В Казани (1892–1893) совместно с И.К. Мейером им установлена роль коры головного мозга в развитии эпилептических припадков, вопреки распространенному мнению Нотнагеля, который считал источником эпилептической активности варолиев мост. В 1891 г. В.М. Бехтерев впервые представил материалы о пучке волокон, являющихся ассоциационным слоем коры мозга (бехтеревская полоска). Позднее эти полоски были описаны германским морфологом Т. Кёзом и названы ассоциационным слоем. В 1890 г. В.М. Бехтерев охарактеризовал особую форму истерического невроза – Dysphasia Psychica. Терапия психических заболеваний обогатилась описанием клинических особенностей пограничных состояний, разработкой комплексного метода лечения алкоголизма, применением микстуры, названной впоследствии «микстурой Бехтерева». Уже в 1886 г. ученый оценил значение бессознательного, в то время как З.Фрейд пришел к идее бессознательного, наблюдая за сеансами гипноза больных истерией в клинике Ж. Шарко, много лет спустя.

В 1892 г. в «Ученых записках Казанского университета», а также отдельным изданием вышел труд В.М. Бехтерева «Проводящие пути мозга», переизданный на следующий год в Петербурге, в 1894 г. – в Германии, затем в других странах. Позднее за второе расширенное издание этой работы В.М. Бехтерев был удостоен премии Бэра, одновременно с И.П. Павловым, получившим премию за изучение пищеварительных желез. Изданные в 1894–1898 гг. двухтомник о проводящих путях и «Нервные болезни в отдельных наблюдениях» станут настольными книгами неврологов России и Европы.
Являясь родоначальником монистического, целостного подхода к изучению мозга, синтезируя клинико-морфологическое и клинико-физиологическое направления, В.М. Бехтерев вступил в 90-е годы XIX века как один из ведущих исследователей мозга. Наступила творческая зрелость, и пришло широкое признание. У него была кафедра, лаборатория, единомышленники и ученики. Глубоко осмыслив с высоты познанного значение дифференциации неврологических знаний, происходившей у него на глазах, с одной стороны, а также необходимость и своевременность объединения наук о мозге и психике – с другой, он вводит и обосновывает термин и понятие «неврология», выступая горячим сторонником объединения невропатологии и психиатрии под этим термином.
В 1892 г. (после смерти Д.П. Скалозубова) на должность зав. кафедрой и директора клиники нервных болезней по рекомендации профессоров А.Я. Кожевникова и В.М. Бехтерева назначается 34-летний проф. Л.О. Даркшевич. Опираясь на единомышленников (Н.А . Миславский, К.А. Арштейн, И.М . Догель, С.В. Левашов и др.), 29 мая 1892 г. В.М. Бехтерев вместе с зав. кафедрой нервных болезней проф. Л.О. Даркшевичем организует общество невропатологов и психиатров при Казанском университете, оставаясь при этом одержимым идеей единства наук о мозге. Эта идея была положена В.М. Бехтеревым и в основу устава общества. Цель общества – «научное общение между представителями различных специальностей» – отражена в Уставе: «... к непосредственному ведению общества относятся анатомия, гистология и эмбриология нервной системы, нервная физиология, психология как эмпирическая, так и экспериментальная, невропатология и психиатрия с патологической анатомией нервных и душевных расстройств и судебная психиатрия с судебно-психиатрической казуистикой». Казанское общества неврологов и психиатров успешно работает и в настоящее время, которое с 2006 г. носит имя его основателя – В.М. Бехтерева.

Печатным органом общества стал журнал «Неврологический вестник», издававшийся под редакцией В.М. Бехтерева с 1893 по 1918 г. С 1880-х годов по 1918 г. в России существовало 18 периодических изданий психоневрологической тематики, но большая часть из них выходила не более одного-пяти лет подряд. В числе самых стабильных и авторитетных были три журнала: «Обозрение психиатрии, неврологии, неврологии и экспериментальной психологии» также под редакцией В.М. Бехтерева (Петербург, 1896–1918), «Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова» (Москва, 1901–1917) и казанский «Неврологический вестник». В 1993 г. в Казани был возрожден журнал «Неврологический вестник» с присвоением ему имени основателя В.М. Бехтерева.

Одержимость В.М. Бехтерева идеей единства нейронаук явилась проявлением его более глубоких воззрений о целостности и ценности человеческой личности, попыткой реализовать эти взгляды в научных исследованиях, обучении, лечебном процессе. Все последующие годы Бехтерев будет отстаивать понимание личности как саморазвивающейся системы, через которую проходит решение всех глобальных общечеловеческих проблем. Этот выбор был сделан им еще в студенческие годы: «... дойдя до четвертого курса, я остановился на специальности нервных и душевных болезней ... Эта специальность мне казалась из всех медицинских наук того времени наиболее тесно связанной с общественностью и глубокими философскими и политическими проблемами». Этот подход В.М. Бехтерев развивал в Казани, но наиболее действенно он выразился в организации им Психоневрологического института в Петербурге (1907 г.). Это уникальное учебное и научное учреждение существовало на общественные средства, а первый взнос на его организацию (50 тысяч рублей) сделали казанские промышленники Алафузовы (следует заметить, что братья Алафузовы внесли крупное пожертвование и на строительство «новых» клиник медицинского факультета Казанского университета на Арском поле (1895–1900 гг.). В.М. Бехтерев считал, что «для государства и общества кроме профессиональных деятелей нужны еще и те, которые понимали бы, что такое человек, как и по каким законам развивается его психика, как ее оберегать от ненормальных уклонений в этом развитии..., познать человека, признать в нем личность, ... любить в нем все человеческое и уважать в нем права человеческой личности». Гуманистическое значение концепции B.M. Бехтерева еще более актуально на исходе XX века. Сущность ее можно выразить в нескольких принципах – ответственность ученых перед человечеством, необходимость соблюдения этических норм в научных исследованиях, ценность человеческой личности.

В 1893 г. личным письмом проф. В.В. Пашутина начальника Военно-медицинской академии В.М. Бехтерев был приглашен возглавить кафедру и клинику душевных болезней в Петербурге – столица предоставляла иной масштаб деятельности.

Таким образом, казанский период деятельности В.М. Бехтерева был весьма значительным и для него самого, и для становления Казанской медицинской школы. Благодаря деятельности ученого, Казанская медицинская школа сумела обрести свое собственное научное лицо, что выразилось в развитии связей между теоретической медициной и клиникой, в содружестве неврологов и психиатров. Приехав в Казань в 1885 г. 28-летним талантливым и энергичным доктором медицины, в 1893 г. он уезжает из Казани всемирно известным ученым и организатором. В Петербург вернулся крупный ученый, успешно апробировавший свои идеи в Казанском университете.

31 октября 1893 г. Казанское общество единогласно избрало В.М. Бехтерева своим почетным членом, а в 1915 г. он был избран почетным членом совета Казанского университета. Связь с Казанью В.М. Бехтерев поддерживал всю жизнь, способствуя укреплению позиций представителей Казанской школы неврологов и психиатров. Жители Татарстана глубоко чтут память своего великого земляка. Село Сарали, в котором родился В.М. Бехтерев, переименовано в село Бехтерево. Школа в селе носит имя

Село Бехтерево (Сарали)

Село Бехтерево (Сарали). (Фото А.Г. Комиссарова).

В.М. Бехтерева. В районном центре – Елабуге – поставлен памятник В.М. Бехтереву. В Казани одна из улиц, на которой он несколько лет проживал, названа именем В.М. Бехтерева. Напротив психиатрической больницы, которая тоже носит его имя, поставлен памятник В.М. Бехтереву. На здании Казанского государственного университета и республи-канской психиатрической больницы (бывшая «окружная лечебница») открыты памят-ные доски, посвящённые В.М. Бехтереву. В музеях Казанского Государственного Университета, Казанского Государственного Медицинского Университета, Республиканской Клинической Психиатрической больницы, в Елабужском музее открыты постоянно действующие экспозиции, посвящённые В.М. Бехтереву. Имя В.М. Бехтерева присвоено научному медицинскому журналу «Неврологический вестник», который был основан еще в 1893 году Владимиром Михайловичем и научно-медицинскому обществу неврологов и психиатров Республики Татарстан, основанному им же в 1892 году.

Гений опережает время. В.М. Бехтерев опередил время на целый век. Последнее десятилетие XX века Организация Объединенных Наций определила как десятилетие мозга. На Всеевропейском конгрессе неврологов, который состоялся в декабре 1991 г. в Вене, центральной проблемой были нейронауки. В настоящее время издаются журналы по нейронаукам, существуют Европейский клуб мозга, научные общества нейронаук. В мае 1991 г. в Ростове Великом было организовано Российско-Германское общество нейронаук. При Российском медицинском университете учрежден Международный центр нейронаук – Интернейросайнс. Творческое наследие великого В.М. Бехтерева будоражит научную мысль, напоминает о трудных и еще нерешенных проблемах психиатрии и неврологии, призывает развивать психоневрологию в русле важнейших традиций науки о мозге.

Источник: Менделевич Д.М. В.М. Бехтерев в клиниках Западной Европы (в 1884-1885 годах) и в Казани. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 1. URL: http:// medpsy.ru
Оглавление :: Версия для печати



www.psychoreanimatology.org
администрирование проекта www.antipin.com

© 2006-2016 bekhterev.net

[email protected]



Поиск по сайту


Содержание


Статистика сайта